Поиск 


на главную страницу

напишите нам

о компании
медоборудование
статьи
контакты
каталог ссылок



медоборудование
прайс-лист
медоборудование

  Статьи >> Кардиология





Гастроэнтерология





Кардиология





Педиатрия





Терапия





УЗ диагностика





Эндоскопия




Генерики и эквивалентность - что стоит за терминами

А.Л.Верткин, О.Б.Талибов, кафедра клинической фармакологии МГМСУ

Российский рынок лекарств содержит более ста диклофенаков и нифедипинов, более пятидесяти аспиринов и парацетамолов, столько же нитроглицеринов… и перечень этот можно продолжать еще довольно долго. Количество зарегистрированных лекарственных средств поистине огромно. При лечении большинства заболеваний врач вынужден осуществлять выбор между несколькими в сущности аналогичными препаратами внутри одной лекарственной группы, а фармацевт между несколькими генерическими производными, которые по большому счету являются одним и тем же средством. При этом и на врачей и на фармацевтов, и даже подчас на пациентов выплескивается вал рекламной информации, в которой на основании более или менее корректных выкладок доказываются преимущества препаратов того или иного производителя.

     Жесткая конкуренция на фармацевтическом рынке объясняет то, что вопросы взаимозаменяемости лекарственных препаратов стали наиболее конфликтными и скользкими вопросами отрасли. Производители лекарств развязали своеобразную информационную войну, в которой прослеживаются два основных фронта. Первый пролегает между лекарствами внутри одной группы, а второй – между оригинальными препаратами и препаратами, воспроизведенными (генериками). Ярким примером таких «боевых» действий может послужить ситуация на рынке статиновых препаратов. Действительно, эффективность холестеринснижающих лекарств после триумфальных результатов исследований последних 10 лет под сомнения практически не ставится. При этом на рынке в настоящий момент сосуществуют несколько более или менее одинаково эффективных препаратов, способствующих снижению атерогенного холестерина. В принципе, вопрос выбора между аторвастатином,  правастатином, симвастанином или флювастатином (препараты приведены в алфавитном порядке) – это во многом вопрос случая. Однако прямая и скрытая реклама создают у потребителя впечатление, что аторвататин – это «самый сильный» препарат, ловастатин  «менее токсичен», правастатин «более безопасный», а симвастатин – «самый изученный». Насколько это соответствует истине? Вероятно, лишь отчасти. Однако жесткая конкурентная борьба внутри этой группы привела к тому, что церивастатин, в отношении безопасности которого два года назад появились некоторые сомнения, вылетел с рынка практически моментально, а отголоски той истории слышны и по сей день. Тогда же два других производителя лекарственных препаратов этой группы были прямо предупреждены FDA о недопустимости использования принципа переноса свойств лекарств, характерных для группы в целом на свойства конкретного препарата. Внутри этой же группы ярко иллюстрируется диссонанс между истинными и суррогатными конечными точками исследований: преимущество в скорости и силе снижения уровня атерогенных липидов не имеет прямой корреляции с частотой наступления неблагоприятных исходов.

     Истечение сроков патентной защиты привело к тому, что на рынке появилось значительное количество генериков статиновых препаратов. И здесь бои пошли уже на другом – более тонком и менее понятном практическому врачу уровне. Широко начали обсуждаться вопросы добавления в таблетированные формы некоторых компонентов, которые по мнению одной компании являются просто-таки ядами. А по мнению другой – добавлены в лекарственную форму в количестве, в сотню раз меньше, чем предельно допустимое. Объяснения преимуществ оригинального препарата над воспроизведенным порою кажутся абсолютно трансцендентальными, однако аргументацию фирмы-разработчика оригинального препарата можно понять и принять. Колоссальные средства, которые тратятся производителем на поиск молекулы лекарственного вещества, на исследование лекарства и выведение его на рынок, на тщательный мониторинг возможных неблагоприятных эффектов и взаимодействий этого лекарства – все эти средства через несколько лет, в течение которых продолжает действовать патентная защита, оказываются безвозвратно утрачены. Генерические препараты, которые начинают воспроизводить несколько фирм одновременно, априорно «наследуют» все те свойства, наличие которых у препарата оригинального доказывалось с колоссальными затратами. А потом можно сколь угодно долго утверждать, что оригинал всегда остается оригиналом, а воспроизведенное средство – всего лишь воспроизведенным средством. Наличие общего международного непатентованного названия (МНН) делает эти препараты абсолютно аналогичными в глазах конечного потребителя, что представляется справедливым, если учесть, что нередко и оригинальные препараты и генерика делаются из одной и той же субстанции.

     Характерный для российского рынка рекламный ход с упоминанием «европейского или американского качества» сейчас тоже утратил свою однозначную силу. Появились генерические препараты, за воспроизводство которых взялись известные лидеры фарминдустрии – трудно упрекнуть лидера в недостаточном рвении по обеспечению качества совей продукции.

     При этом генерики сразу же оказываются дешевле оригинальных препаратов, что немудрено – в их цену исходно закладывается значительно меньший уровень наукоемких разработок. Производители оригинальных брэндов ведут защиту своих исключительных прав различными путями. В первую очередь, это особенности патентного права. Реализация патентной защиты на ту или иную молекулу, лежащую в основе лекарственного вещества, предусматривает запрещение на ее воспроизводство на срок, длительность которого различается в разных странах, но в среднем она равна 20 годам. Необходимо учесть, что от момента начала тестирования новой молекулы (и момента оформления патента) до момента появления лекарства на рынке может пройти 10-15, а то и больше лет. Таким образом, производитель оригинального препарата иногда получает в распоряжение менее 5 лет на компенсацию издержек и получение дивидендов. В дальнейшем срок патентной защиты может быть на некоторое время пролонгирован за счет разнообразных ухищрений. Например, в 1978 году был получен основной патент на молекулу омепразола. Начиная с конца 90-х годов, патенты были получены на: магниевую соль омепразола; способ лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта с помощью левовращающего изомера омепразола; S-энантиомер магниевой соли омепразола в виде тригидрата; новую кристаллическую форму омепразола.

     Разграничение таких понятий, как генерическое лекарственное средство (или генерик) и копированное лекарственное средство (копия) основано на принципах патентного права.

Препаратом-генериком называется лекарственный препарат, срок действия патентной защиты на который уже закончился. Препарат-генерик не является исключительной собственностью фармацевтической компании, которая его разработала или владела первой лицензией на его продажу.

Копии - это лекарственные препараты, которые представлены на рынках стран со слабой или отсутствующей патентной защитой химических молекул, а отсюда — активных ингредиентов лекарственных средств.
 
      В сущности, отличием копированного препарата от препарата-генерика является только нарушение юридических правил воспроизводства лекарственного препарата (ущемление прав патентообладателя). Как правило, в странах с развитой патентной защитой, потребители сперва встречаются с оригинальным препаратом, и лишь затем, несколько лет спустя с  препаратом генерической линии. Определенная инерция рынка при этом продлевает безбедную жизнь препарату-оригиналу. В странах, где количество собственных оригинальных препаратов невелико, рынок формируется большей частью за счет генериков. К примеру в России по разным данным этот показатель колеблется от 78 до 95% (против 12% в США).

      Наличие большого количества генериков изменяет восприятие «бреэндовых названий». Препараты становятся более известны пациентам и врачам под их «новыми» наименованиями, особенно это справедливо в отношении лекарств, производимых еще во время существования СЭВ, а также препаратов, получаемых в счет погашения государственных долгов.
 
      Будучи более дешевыми, генерики активно используются в тех странах, где отмечается выскокий уровень государственного протекционизма медицине. Это не только Россия, но и, например, Великобритания, в которой более 50% препаратов – это препараты генерические. А с учетом того, что генерические препараты потенциально более сильно выглядят на рынках густонаселенных стран со сниженной покупательной способностью населения, становится очевидной их более высокая конкурентоспособность.
 
     Резкая «антигенерическая» политика разработчиков оригинальных лекарств привела к тому, что сам термин генерик приобрел некую «оскорбительность». Это приводит к тому, что подразумеваемыми характеристиками препарата-генерика становятся его «второсортность», недостаточная изученность, неуточненный профиль безопасности.

Лоббирование мероприятий по борьбе с воспроизведенными лекарствами создает забавные прецеденты. В Бразилии, к примеру, принято решение о необходимости маркировки упаковок с генерическими препаратами желтой полосой с синей литерой «G».

Между тем, объективных оснований для подобной точки зрения нет никаких. При оценке генерических препаратов следует знать основные характеристики генериков.

1. Препарат-генерик  содержит то же активное лекарственное вещество (активную субстанцию), что и оригинальный (патентованный) препарат,
2. Препарат-генерик может отличаться от оригинального препарата  вспомогательными веществами (неактивными ингредиентами, наполнителями, консервантами, красителями и др.), а также технологией  производственного процесса.

Нередко термин генерик неверно заменяется термином «эквивалентное лекарственное вещество». Собственно, подобный термин является бессмыссленным, так как не существует буквального понятия «эквивалентность лекарственных веществ». Выделяются следующие виды эквивалентности: фармацевтическая, биологическая и терапевтическая.

 «Фармацевтически эквивалентные лекарственные препараты содержат одинаковые активные ингредиенты в одинаковой лекарственной форме, предназначены для одного способа введения и являются идентичными по силе действия или концентрации.. но могут иметь различную форму, механизмы высвобождения, наполнители (красители, консерванты, ароматизаторы), срок годности и упаковку»

«Фармацевтически альтернативными являются лекарства, содержащие одинаковый терапветический компонент, представленный в виде различных солей, эфиров или комплексов, либо в различных дозах». (FDA, Electronic Orange Book. 23th Edition, 2003).

«Одинаковость» ингредиентов определяет фармацевтическую эквивалентность лекарств, в то время как для оценки их биологической эквивалентности необходимым является сопоставление особенностей всасывания и распределения лекарств в организме человека.
Всемирная Организация Здравоохранения предлагает следующую формулировку:

«Два лекарственных препарата считают биоэквивалентными, если они фармацевтически эквивалентны, имеют одинаковую биодоступность и после назначения в одинаковой дозе являются сходными, обеспечивая должную эффективность и безопасность».
«Биоэквивалентные лекарственные препараты — это фармацевтически эквивалентные или фармацевтически альтернативные препараты, обладающие сопоставимой биодоступностью, изученной в сходных экспериментальных условиях».
Под биодоступностью понимается скорость и доля всасывания активного ингредиента или активного компонента лекарства, которое начинает действовать в точке приложения».
(FDA, Electronic Orange Book, 23th Edition, 2003).

Таким образом, оценка эквивалентности лекарственных препаратов, сводится не только к оценке идентичности молекул – действующих начал лекарственных веществ.

Требования, предъявляемые к лекарствам при подтверждении их эквивалентности затрагивают такие аспекты как контроль качества производства (соответствие стандарту GMP – Good Manufacturing Practice); контроль за инструкциями к лекарствам, контроль за этикетированием и т.д.

Эквивалентность лекарств оценивается также по физико-химическим свойствам действующих веществ (степень дисперсности, полиморфизм и др.);  свойствам вспомогательных веществ; особенностям технологического процесса;  условиям хранения; типу упаковки (стекло, пластмасса, бумага и т.п.).

Рекомендации ВОЗ в отношении «эталонных» препаратов для сравнения сводятся к следующему:

1. Биоэквивалентность генерика следует определять по сравнению с оригинальным лекарственным препаратом. Если он не представлен на национальном рынке, то его берут из указанного в перечне (первичный рынок), где, по мнению компании-производителя, он более всего отвечает требованиям, предъявляемым к качеству, безопасности, эффективности и маркировке.

2. При невозможности использования оригинального лекарственного препарата стандартом может служить лекарственный препарат, лидирующий на рынке данной страны (если подтверждены его качество, безопасность и эффективность).

3. При отсутствии препарата-лидера регистрируемый генерик необходимо производить в соответствии с местными, государственными или региональными стандартами, в том числе Международной фармакопеей и “Руководством ВОЗ по регистрационным требованиям для определения взаимозаменяемости лекарственных препаратов, выпускаемых несколькими производителями.
 (World Health Organization, 1996, WHO Expert Committee on Specifications for Pharmaceutical Preparations: thirty-fourth report. WHO Technical Report Series No. 863, Geneva).

И все же, закономерно возникает вопрос, достаточно ли описанных видов эквивалентности для того, чтобы считать, что генерические препараты и препараты-оригиналы являются одинаковыми в терапевтическом плане, т.е. терапевтически эквивалентными.
Согласно тем же самым Европейским и Американским определениям, терапевтическая эквивалентность предусматривает кроме сходного фармакокинетического профиля еще и сходную оценку фармакодинамического (т.е. лечебного) эффекта.

«Терапевтически эквивалентными лекарственные препараты могут считаться только в том случае, если они фармацевтически эквивалентны и можно ожидать, что они будут иметь одинаковый клинический эффект и одинаковый профиль безопасности при введении пациентам в соответствии с указаниями в инструкции.
 (FDA, Electronic Orange Book.Approved Drug Products with Therapeutic Equivalence Evaluations, 23th Edition, 2003).

Терапевтически жэквивалентные лекарственные препараты должны отвечать следующим требованиям: иметь доказанную эффективность и безопасность; быть фармацевтически эквивалентными; быть биоэквивалентными; иметь сходные инструкции по применению; производиться в уловиях следования стандарту GMP.

В отличие от биоэквивалентности, определение которой регламентируется жесткими стандартами и не вызывает, как правило, неоднозначностей в трактовке результатов, отсутствие четких правил определения терапевтической эквивалентности приводит к неуверенности как врачей так и пациентов в правильности и допустимости выбора тех или иных препаратов генерического ряда.
В опубликованном в 1998 году FDA проекте правил оценки терапевтической эквивалентности генериков предлагается указывать на этикетке лекарства-генерика наличие или отсутствие терапевтической эквивалентности, а также препарат, с которым производилось сравнение (как правило, это оригинальный препарат).

Таким образом, к настоящему моменту, при выборе генерического препарата мы можем руководствоваться в большей степени предположением о том, что биоэквивалентность лекарственных веществ является косвенным подтверждением их терапевтической эффективности.
И все же, полная уверенность в сходной эффективности препаратов одной генерической линии может возникнуть только после проведения сравнительных испытаний на эквивалентность терапевтическую. Наличие таких данных позволит в полной мере воспользоваться экономическим преимуществами широкого применения генериков. В настоящее время проведение испытаний на терапевтическую эквивалентность становится «хорошим стилем» при выводе на рынок новых генерических препаратов.

К сожалению, до настоящего времени количество публикаций, посвященных вопросам исследования сравнительной эффективности препаратов одной генерической линии или препаратов внутри одной фармацевтической группы является недостаточным. Это обуславливает определенный субъективизм и даже случайность выбора специалистом конкретного лекарственного препарата и зависимость этого выбора от вариантов, предлагаемых в рамках проведения рекламных компаний или в рамках принятия административных решений.

Источник: www.intensive.ru




наверх




ООО "Флогистон-МЕД"
E-mail:info@flogiston-med.ru
Телефон/Факс: (495) 651-07-15, 651-07-24 многоканальный

  популярно о медицине  Рейтинг@Mail.ru   Rambler's Top100   Поддержка сайта - студия Медафарм